ВИДЕО: Посол Азербайджана Полад Бюльбюль оглы выступил на радиостанции «Эхо Москвы»

 

Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджанской Республики в Российской Федерации Полад Бюльбюль оглы выступил в прямом эфире программы «48 минут» на радиостанции «Эхо Москвы». Также гостем передачи стал первый заместитель генерального директора российского информационного агентства «ТАСС» Михаил Гусман, передает пресс-служба Посольства Азербайджанской Республики в Российской Федерации. Темой очередного выпуска «48 минут» было недавнее назначение Президентом Азербайджанской Республики Ильхамом Алиевым на пост Первого вице-президента Азербайджана Мехрибан Алиеву.

Полад Бюльбюль оглы напомнил слушателям радиостанции о проведенном в сентябре прошлого года общенациональном референдуме о внесении поправок и изменений в Конституцию АР. Посол также отметил, что в проведении данного референдума была настоятельная необходимость:

«Каждое новое время диктует свои условия. Появилась необходимость введения новых должностных институтов, в числе которых и институт первого вице-президента. А данным назначением было де-юре оформлено то, что было де-факто. Мехрибан ханум Алиева, является не просто женой президента, но и близким соратником Президента Ильхама Алиева».

Рассказывая об организаторских, управленческих и других способностях Мехрибан ханум Алиевой, ее умении проводить масштабные мероприятия, вести последовательную работу по пропаганде национальной культуры и истории, Посол Азербайджана подчеркнул, что любые дела, в которых Первая леди Азербайджана берет на себя ответственность, обречены на успех.

«К конкурсу «Евровидение» за 9 месяцев построили 25-тысячный зал. От нуля до сдачи. Она также курирует детдома, детей без родителей, программу борьбы с талассемией и многое другое. Был открыт филиал Первого МГМУ им.И.М.Сеченова в Баку. Это заслуга Мехрибан ханум. При этом господин Президент сказал, что у нас есть свой мединститут, он выполняет свои функции. А филиал это альтернативное медицинское образование. Потому что самое главное это здоровье нации, здоровье людей. Открыты диагностические центры почти по всей республике», — отметил Полад Бюльбюль оглы.

Посол также напомнил, что в 20-ых годах прошлого столетия впервые на всем Ближнем Востоке женщины Азербайджана получили право голоса, раньше, чем во многих европейских странах.

Рассказывая о пройденном пути Азербайджана после распада Советского Союза, Полад Бюльбюль оглы отметил, что Азербайджанской Республике ее независимость обошлась очень дорого. Он также рассказал о кровавых событиях 20 января, армяно-азербайджанской войне, Ходжалинской трагедии:

«Конфликт еще не окончен и продолжается по сей день, льется кровь и вдоль линии соприкосновения идут бои, есть убитые и раненые». «Выстраивание государственной системы это очень сложный и длительный процесс. Многое осталось в наследство от Советского Союза. У Азербайджана был очень тяжелый период в 90-е годы, ситуация стабилизировалась после возвращения общенационального лидера в 1993 году. На наших глазах произошли разрушительные события, которые еще свежи в памяти и никто не хочет повторения этих событий. Мы пережили хаос, разруху, когда люди просто боялись выйти на улицу. Когда каждый день могла случиться какая-то неожиданность, как в самом государстве, так и на фронте. Поэтому люди очень высоко ценят ту стабильность, которая сегодня есть в Азербайджане. Для меня эта стабильность дорогого стоит. Сегодня мы все видим, что происходит и в самых развитых демократических странах. Что происходит на Ближнем Востоке. Какие процессы идут в политических сферах самых развитых стран. А на этом фоне в небольшой стране есть экономическое развитие, стабильность дает возможность развитию государственной и политической системы», — констатировал Посол Азербайджана в России.

В продолжение своего выступления Полад Бюльбюль оглы отметил, что сегодня наблюдается редкое единодушие среди населения, может быть, за исключением непримиримой оппозиции, которое с одобрением и надеждой, а некоторые с восторгом восприняли назначение Мехрибан Алиевой на эту высокую должность.

Он также сказал: «Президент Ильхам Алиев очень разумный и практичный человек. Он не мог не предвидеть, какую вызовет реакцию, предположим, в том же Интернете или каких-то государствах или в Европе это назначение. Но он пошел на это осознанно. И я думаю, что это продуманный шаг. Потому что так сегодня нужно и лучше для нашего государства», — заключил Полад Бюльбюль оглы.

Полный текст передачи:

А. Нарышкин
― Добрый вечер. В эфире «Эхо Москвы» программа «48 минут». Меня зовут Алексей Нарышкин, напротив меня Михаил Гусман, первый заместитель генерального директора агентства ТАСС.

М. Гусман
― Добрый вечер.

А. Нарышкин
― Обратили внимание, что перестал вас представлять special guest. Уже взрослый дядя.

М. Гусман
― На улице люди останавливали, говорили: ты special guest? Я special guest. Так что же такое special.

А. Нарышкин
― В общем, мы отошли от такой практики. Но сегодня придется сказать это слово, потому что мы сегодня с Гусманом не в одиночестве здесь. Полад Бюльбюль-оглы, посол Азербайджана. Приветствую вас.

Юлия Латынина
Юлия Латынина
Ю.Латынина― Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». И главное событие для России не то, что недели, а месяца –…
Интервью
П. Бюльбюль-Оглы
― Добрый вечер.

А. Нарышкин
― У вас произошло интересное назначение. Несколько недель назад первый вице-президент Азербайджана появился. Мехрибан Алиева супруга президента. Вот о должности и о ней самой мы в течение эфира поговорим. Прежде всего, что за должность вообще такая вице-президент и зачем надо было так сложно добавлять ее в Конституцию. Проводить референдум. В чем необходимость?

П. Бюльбюль-Оглы
― Необходимость настоятельная была в некоторых изменениях в Конституцию, которые внесли на общенациональном референдуме. И могу сразу сказать, что референдум проводился и в посольстве Азербайджана в Москве. И явка была очень высокая. И люди приходили, голосовали, что говорит, в общем, об активности тех граждан Азербайджана, которые тем или иным способом в это время оказались в Москве. И люди голосовали очень прозрачно, открыто. Кабинки закрытые. Каждый заходил.

А. Нарышкин
― Так это хорошо. Потому что у вас были демократические стандарты соблюдены.

П. Бюльбюль-Оглы
― И я хочу подчеркнуть, что действительно видимо, веяние времени. Потому что каждое новое время, видимо, диктует свои условия. Появилась необходимость введения новых должностных институтов, сегодня это первый вице-президент и еще два вице-президента республики. И вот то, что назначена Мехрибан ханум…

М. Гусман
― Те двое еще не назначены.

П. Бюльбюль-Оглы
― Нет.

М. Гусман
― Там сформулировано, что именно две должности еще вице-президентов.

П. Бюльбюль-Оглы
― Да, первый вице-президент и два вице-президента. Это сформулировано, это есть, проголосовали за это люди. И то, что назначение такое произошло, это просто де-юре оформили то, что было де-факто. Потому что Мехрибан ханум Алиева, являясь не просто женой президента, а будучи президентом фонда Гейдара Алиева, и я должен сказать, что тут надо чуть отступить, наверное, что Мехрибан ханум Алиева является представителем очень такой…

М. Гусман
― Леш, ты пойми…

А. Нарышкин
― Посла перебили.

М. Гусман
― Почему я перебил. Он, видимо, предполагает, что вся программа состоит в том, что все 48 минут он расскажет все, что он знает.

П. Бюльбюль-Оглы
― Нет. Как раз из-за того, что нахожусь на достаточно высокой должности посла Азербайджана, я вынужден скромно говорить о Мехрибан ханум, чтобы не подумали, что я в какой-то степени хочу ей польстить. Она в этом просто не нуждается. Потому что и ее родители, бабушки, дедушки и ее отец и мать это очень видные люди в Азербайджане.

А. Нарышкин
― Я правильно понимаю, два клана вообще в Азербайджане.

П. Бюльбюль-Оглы
― Две семьи.

М. Гусман
― А я бы сказал, более точное слово мне кажется, я хотя бы уверен, зная тебя не первый год, что ты это слово в этом разговоре… Слово «род». И мне кажется, это слово оно действительно соответствует. Вообще принадлежность к роду это то, чего человеку… Речь идет не о знатности, а род Пашаевых, к которому принадлежит Мехрибан ханум, насколько я знаю это такой много десятилетий, а точнее уже не первый век род интеллигенции. Род людей, которые были очень известны в гуманитарной сфере. Ее дед известный писатель, философ.

П. Бюльбюль-Оглы
― А другой дед был главным редактором…

М. Гусман
― Я расскажу. Ее другой дед Насир Имангулиев был главным редактором газеты «Вечерний Баку» и Бакы. То есть газеты на русском и азербайджанском языках. Я кстати очень хорошо его знал. У него была замечательная мама. Она очень молодой ушла из жизни. Когда Мехрибан ханум было лет 26-27. Красавица, умница. Выдающийся ученый. Философ. Ее отец профессор Пашаев тоже очень известный человек. Ректор академии…

П. Бюльбюль-Оглы
― Отец ректор, сестра ректор. Такая ректорская семья.

М. Гусман
― Тут вопрос в том, что принадлежность к академическому роду интеллигенции это вообще в Азербайджане насколько я хорошо знаю свою родину, всегда считалось очень престижным и почетным. Именно не к какому-то условному такому, если по-старому говорить купеческому, а по нынешним словам бизнес-семьям, а вот именно люди из таких семей как Мехрибан ханум, это как раз исторически в Азербайджане считались наиболее уважаемыми и почитаемыми людьми.

П. Бюльбюль-Оглы
― Но, Михаил Соломонович, это как бы история, предыстория. Но каждые люди бывают разные. Есть люди очень интеллигентные. Начитанные. Добрые, хорошие. Но они не умеют практически организовать какую-то работу. Они становятся или научными работниками или пишут книги. Как раз Мехрибан ханум отличается тем, что еще когда Ильхам Алиев не был президентом, а был вице-президентом нефтяной компании, Мехрибан ханум организовала фонд друзей культуры Азербайджана. И этот фонд очень активно работал. А я был министром. Я не входил в фонд, потому что представлял государство. А фонд был общественный. Но в очень короткое время этот фонд превратился просто в конкурента министерства культуры. Потому что очень много мероприятий проводилось под эгидой фонда. И все эти мероприятия были очень четко, хорошо и высоко организованы. Что говорило уже тогда о ее способности хорошего организатора. Они издавали журнал очень солидный, хороший «Азербайджан», к которому тоже завистью относились. Потому что журнал очень солидным я бы даже сказал академическим изданием о культуре, которого у нас в то время просто не было. И потом эти способности Мехрибан ханум стали очень ярко проявляться, когда она стала первой леди.

М. Гусман
― Я хочу вернуться к началу разговора. Ты задал вопрос мне кажется, очень верно, Леша. В чем была необходимость этой реформы. Мне кажется надо идти не от назначения, а от реформы.

П. Бюльбюль-Оглы
― И от необходимости.

М. Гусман
― Потому что не делалась реформа для того, чтобы назначить Мехрибан ханум первым вице-президентом.

А. Нарышкин
― А можно почитать в Интернете разное.

М. Гусман
― Не читайте на ночь Интернет, как рекомендовал профессор Преображенский. Он точно не рекомендовал Интернет. Так вот если взять большинство стран постсоветского пространства, может быть если не брать Прибалтику, то во многих из них сейчас идет поиск, потому что они все были созданы после распада Советского Союза все по образу и подобию. Но проходит время, и страны ищут новые формы, новые решения для модернизации политической системы, для определенных реформ. Ну кстати в том же Казахстане сейчас собирается президент Назарбаев вносить предложения по распределению, диверсификации власти. И я думаю, что внося предложения об изменении определенных конституционных норм в Азербайджане и собственно создания новых рычагов власти, разделения. На самом деле вот эта реформа, насколько я могу понять ее как я читал, когда ее предлагали, она призвана сделать систему управления государством более современной.

А. Нарышкин
― На американский манер получается.

М. Гусман
― Что-то в этом есть. Надо же каждый раз молодым государствам, а Азербайджан молодое государство выбирать из мирового опыта наиболее оптимальные формы управления государством. И здесь произошло следующее. Я абсолютно убежден в том, если я ошибусь, меня господин посол поправит. Но смысл состоит в том, что многие годы, больше 10 лет Мехрибан ханум возглавляет фонд Гейдара Алиева. Она возглавляла огромное количество больших многофункциональных проектов. Она председатель оргкомитета, причем не номинально. В том секрет, кто знает, тот знает. Радиослушатели я думаю, не все знают. В Азербайджане проводился конкурс Евровидения. Естественно это огромное событие. Они требует максимальной концентрации усилий самых разных служб и организаций.

А. Нарышкин
― А это тоже было на ней.

П. Бюльбюль-Оглы
― За 9 месяцев построили 25-тысячный зал. От нуля до сдачи.

М. Гусман
― Тысячи гостей.

А. Нарышкин
― Вы так на меня смотрите, я правда не понимаю, насколько это сложная задача. Поверю вам.

М. Гусман
― Как человек художественного свойства он пытается эмоциями тебя впечатлить. Но самое мне кажется главное даже не вот эти функции. Потому что это тоже очень много значит. Но самое главное, очень важная вещь. Уже, по-моему, третий созыв первый вице-президент Азербайджана Мехрибан ханум Алиева являлась депутатом парламента Азербайджана. Милли Меджлиса. Причем она избиралась по так называемому одномандатному округу. В таком рабочем районе.

А. Нарышкин
― То есть голосуют за нее, а не за партию.

М. Гусман
― Я дважды был в составе наблюдателей на выборах в Азербайджане. И приезжал на этот участок. Это не сыграешь, людей не сгоняли. Вот я видел своими глазами, она получала поразительную поддержку в округе. А это показательность поддержки населения всей страны.

П. Бюльбюль-Оглы
― Она еще курирует детдома, курирует детей без родителей. Она курирует программу борьбы с талассемией…

А. Нарышкин
― Простите, а с кем вообще можно сравнить Мехрибан Алиеву. Из мировых первых леди.

М. Гусман
― Я могу только одну найти аналогию. Я долго думал.

П. Бюльбюль-Оглы
― Это по части Михаила Соломоновича. Это он общается с президентами. С королями. Герцогами.

М. Гусман
― По аналогии, я только по аналогии влияния и что ли восприятия в стране мне на память приходит только Элеонора Рузвельт. Не дай бог не внешне…

А. Нарышкин
― Все равно опять мы пришли к тому, что в Азербайджане сейчас некая американская модель. То есть она себя ведет как американская первая леди.

М. Гусман
― Есть очень много первых леди в разных странах, которые занимаются благотворительностью. Тут же вопрос в том, что она если бы только благотворительность была ее участком, то это не была бы функция первого вице-президента. Мехрибан ханум она очень человек большого государственного ума и государственных проектов, которые она реально проводила в жизнь. При этом создавалась, как мне кажется, меня может опять же поправить Полад Бюльбюльевич…

А. Нарышкин
― Я надеюсь, поправит.

М. Гусман
― На мой взгляд, немножко диспропорция, потому что, скажем так, несмотря на то, что она первая леди и прочее, но у нее не было рычагов власти. Она могла только силой собственного авторитета организовывать большие государственные проекты. Потому что организация первых европейских игр это огромный проект.

А. Нарышкин
― Все равно попробуй, ослушайся жену президента.

М. Гусман
― У тебя же нет механизмов.

А. Нарышкин
― Рычагов.

М. Гусман
― Так на тебя работает аппарат, который в автоматическом режиме делает ряд технических, организационных и прочих вопросов. Решает. А так есть несколько человек помощников…

А. Нарышкин
― Я хочу посла спросить. Полад Бюльбюль-оглы. Ведь то, о чем говорит Гусман, и вы ему не возражаете. Получается же не очень красивая история. Как будто бы под супругу делается целый пост государственный.

М. Гусман
― Я с этого начал. Что задача была, я же сказал, что речь идет о модернизации государства. О модернизации системы управления государством.

П. Бюльбюль-Оглы
― За этим могут последовать еще какие-то указы.

М. Гусман
― Я не готов прогнозировать, но я думаю, что когда был создан институт высшей власти, первый вице-президент, президент и так далее, встанет вопрос о роли и месте правительства в этой системе. Ты сказал про американскую модель. Там нет главы правительства, вице-премьеров нет. Я не знаю, есть это в планах президента или нет, но это вещи решаются последовательно. Я не могу предсказать. Но то, что сегодня институт первого вице-президента позволяет, во-первых, конечно, разгрузить функции президента. Кстати Мехрибан ханум об этом заявила несколько раз, что она собирается сосредоточиться на гуманитарной сфере. А это огромная сфера в такой стране как Азербайджан. Где по-прежнему миллион беженцев, которые требуют определенного социального внимания к себе. Там есть тема культуры, науки, образования, социальная сфера, здравоохранение. Она кстати врач по профессии, офтальмолог. Заканчивала в Москве медицинский институт. Поэтому мне кажется, это очень важная система создания определенного баланса власти и кстати то, что очень нужно для любого государства.

А. Нарышкин
― Давайте пару биографических штрихов добавим. Правильно сказали про образование. Начинала учиться в Азербайджане. Потом продолжала получать высшее образование в Москве.

М. Гусман
― Золотая медаль, между прочим.

А. Нарышкин
― Да, так еще и красный диплом в Сеченова получила.

М. Гусман
― А знаешь, почему я сказал про золотую медалистку? Она очень прилежная, очень хорошо умеет, очень обучаемый человек. И, прежде всего, самообучаемый. Я приведу один пример, может быть, Полад Бюльбюльевич этого не знает. Я был на вечере в ЮНЕСКО, кстати, был организован памяти ее деда. Известного философа, писателя Джалала. Был замечательный вечер, и она там выступала на английском языке. И я, который когда-то оканчивал даже языковый вуз, даже был удивлен качеством английского языка, с какой легкостью и какой хороший английский язык. И я подошел к Мехрибан ханум по завершению вечера сделать ей комплимент и сказать, какой у вас хороший английский язык, как давно вы изучаете. Она говорит: я только недавно начала, а просто речь выучила наизусть. Это надо уметь выучить, я говорю как профессиональный человек. Что выучить язык так, чтобы не было даже слышно. Не хочу проводить аналогии наших некоторых уважаемых деятелей, которые тоже учили слова наизусть, но не получалось – «of my heart».

А. Нарышкин
― А, министр Мутко. Вице-премьер теперь.

П. Бюльбюль-Оглы
― Это не он сказал, это вы сказали. Вы знаете, я в подтверждение слов Михаила Соломоновича хочу сказать, что когда я работал министром культуры, мы несколько раз вместе с Фондом Друзей Культуры проводили различные мероприятия, потому что именно то, что говорит Михаил Соломонович, фонд что-то хочет провести, но есть механизмы, через которые это надо делать. Всегда очень четко, очень спокойно, без криков, без нервов, всегда это очень демократично обсуждалось. Выслушивались мнения окружающих. Как лучше сделать. Что лучше сделать. И принималось какое-то решение, которое неукоснительно принималось. Когда она стала послом доброй воли ЮНЕСКО, мы готовили визит господина Мацуура в Азербайджан, возили его в Гобустан, закладывали фундамент дома мугамов. Все это было очень четко, знаете, когда такие мероприятия большие проводится — нервозность, крики, шумы. Все это очень продуманно, очень точно…

А. Нарышкин
― Спокойная как удав.

П. Бюльбюль-Оглы
― Нет. При ее очаровании какой удав.

А. Нарышкин
― Очаровательный удав.

П. Бюльбюль-Оглы
― Нет, совершенно не удав. Наоборот.

М. Гусман
― У тебя странные знакомые, Нарышкин. Какие-то странные удавы в друзьях.

П. Бюльбюль-Оглы
― Ассоциации странные. Нет, совершенно это именно наоборот желание сделать для такой очаровательной женщины как можно лучше. Когда она обращается с какой-то просьбой, мне кажется, только желание сделать хорошо.

М. Гусман
― Одно блистательное качество то, что я тоже имел честь наблюдать. Она очень много работает над собой. Казалось бы первая леди…

А. Нарышкин
― Мы не только о внешности.

М. Гусман
― Я говорю о том…

А. Нарышкин
― Совершенствуется.

М. Гусман
― Работа над собой в профессиональном плане.

А. Нарышкин
― Тот же язык тоже работа над собой.

М. Гусман
― Но это был разовый эпизод. А я знаю много примеров, когда для того чтобы готовить первые Европейские игры, она изучила всю систему олимпийского движения. Она кстати возглавляла комитет по продвижению олимпийской заявки на олимпийские игры от Азербайджана. Она стала глубоким специалистом олимпийского движения. Тоже вроде бы такая деталь, но очень важная. Не просто оргкомитет, я еще раз говорю, что тут важно просто то, что сказал Полад Бюльбюльевич, решение президента это не просто желание сделать приятное… Для меня самое важное в этом решении – сделать приятное своей супруге. Для этого есть много разных форм. А это действительно получивший юридическое оформление указ, подчеркнувший ее реальную роль на сегодня в стране. Именно как человека, который занимает функцию, то место, которое он занимает совершенно по праву.

П. Бюльбюль-Оглы
― И знаете, очень важный процесс становления этих государств. Все западные демократии, под которые хотят причесать многие молодые государства, под одну гребенку. Это не получится. Потому что в каждой стране есть свои особенности, своя ментальность.

А. Нарышкин
― Все равно равняться надо на кого-то. На старших товарищей.

П. Бюльбюль-Оглы
― Равняться можно, но путь может быть разный.

М. Гусман
― А на кого? Вот Азербайджан был короткий период независимости Азербайджана в 19-18-м…

П. Бюльбюль-Оглы
― 22 месяца.

М. Гусман
― Было молодое государство. Уникальное. Национальное государство, а там было сразу…

П. Бюльбюль-Оглы
― Хочу подчеркнуть, что тогда впервые женщины Азербайджана получили право голосования, первые на всем Ближнем Востоке и раньше, чем многие европейские страны.

М. Гусман
― Тут еще очень важная деталь. Часто говорят про Азербайджан, мусульманская страна. Это неверная формула. Азербайджан светское государство преимущественно с населением, исповедующим ислам. Точно так же как Россия не православная страна, Россия — светское государство, где большинство населения исповедует православие. И это принципиальная разница.

А. Нарышкин
― Религия отделена от государства.

М. Гусман
― Тут дело не только в отделении. Вообще когда вторым руководителем страны в стране светской, с мусульманским населением, как ни крути есть мусульманские традиция, мусульманские правила.

П. Бюльбюль-Оглы
― Обычаи.

М. Гусман
― Память какая-то. Становится абсолютно современная, современно одевающаяся, блестяще говорящая, сейчас уже английский язык ей стал как родной. Блестяще говорящая и на русском и на английском и естественно…

П. Бюльбюль-Оглы
― Прекрасном русском. Чистом русском.

М. Гусман
― Это все показатель развития страны. Показатель современности страны.

А. Нарышкин
― Доказательство того, что светское государство.

М. Гусман
― И когда говорят о роли, допустим, Азербайджана как государства сегодня на политической сцене, то это один из очень важных краеугольных камней этого показателя. Потому что тоже надо уметь так представить страну, что в ее руководстве были действительно люди, достойные руководить этой страной. Тут дело, мне кажется важная деталь, ее тоже надо понимать. Есть страны сегодня, которые тоже себя называют светскими. И у них население тоже исповедует ислам. Но они все больше и больше барражируют в сторону такого строгого ислама.

А. Нарышкин
― Турция.

М. Гусман
― Я специально не называю страны, потому что у нас слушатели же люди разумные. Некоторые могут другие примеры привести. А Азербайджан в этом плане очень твердо стоит на отрицании любых форм радикального ислама. Любых проявлений радикального ислама. И светскость Азербайджана как государства это тот принцип, от которого ни на шаг не готов отступить президент Азербайджана. И в этом плане то, что первый вице-президент женщина, его супруга, светская и современная тоже это укрепляет.

А. Нарышкин
― Мы продолжим эфир после новостей и рекламы. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

А. Нарышкин
― Продолжаем программу «48 минут». Мы говорим про первого вице-президента Азербайджан Мехрибан Алиеву. Причем первого человека в этой должности, во-первых, что удивляет, честно говоря, Мехрибан очень хорошо выглядит, потому что ей всего сколько… 64-го года.

П. Бюльбюль-Оглы
― У женщин про возраст не говорят. Кому надо, посмотрят.

А. Нарышкин
― Слушатели могут посмотреть в Интернете.

М. Гусман
― Мы с тобой люди одного возраста. Юный красавец. Если он начинает говорить о первом вице-президенте Азербайджана, оценивая ее красоту. То его право.

П. Бюльбюль-Оглы
― Я не имею права.

М. Гусман
― Ты со своей седой головой рассуждать. Говори, говори, Нарышкин.

А. Нарышкин
― Я все сказал и что меня удивляет. Она довольно рано семью завела. Может быть, это традиция в Азербайджане.

М. Гусман
― А вот в Азербайджане сказали бы по-другому. Довольно рано президент завел семью, все-таки она его избранница. У нее был очень красивый роман. Она студентка медичка, он студент…

А. Нарышкин
― Не понял принципиальную разницу. Но все равно. 19 лет.

М. Гусман
― Для Азербайджана это достаточно, в Азербайджане очень рано девушки выходят замуж. 19-20 тот самый возраст. Но красивая девушка. Красивый парень, встретились. Познакомились, поженились.

А. Нарышкин
― У них трое детей и четверо внуков.

М. Гусман
― Пятеро.

А. Нарышкин
― Информация обновилась. Это тоже важно. На это все СМИ, которые я встречал, указывают. Первая вице-президент, первая леди Азербайджана красавица и уже бабушка.

М. Гусман
― Мне очень понравилось в первых же комментариях после назначения на должность, Мехрибан ханум надо отдать должное, что она, говоря о своих задачах, говоря о своем чувстве ответственности. А оно у нее действительно запредельное. При этом несколько раз уже в этих своих комментариях подчеркивала, что при этом она ни на шаг не хочет отступить…

П. Бюльбюль-Оглы
― Женой, матерью и бабушкой, конечно.

М. Гусман
― Быть преданной супругой, надежной опорой мужу, любящей и заботливой мамой и очень-очень внимательной бабушкой. Это тоже характер человека, который говорит о том, что да, я готова свою жизнь положить на алтарь своей страны, на алтарь служения своему отечеству. Но при этом я ни на секунду не забуду о том, что семья это опора того государства, все семьи вместе того государства, в котором мы живем.

П. Бюльбюль-Оглы
― Вообще и в семье Алиевых, и в семье Пашаевых – семья это главное. Я очень близко общался с Гейдаром Алиевичем…

М. Гусман
― Вообще в нормальных семьях всегда главное.

П. Бюльбюль-Оглы
― Это традиции семейные азербайджанские, когда семья на первом месте. И, наверное, это хорошо, правильно.

М. Гусман
― Главное событие в семье азербайджанской, насколько я могу судить, у разных народов в семьях все-таки главное событие бывает разное. В азербайджанской семье самое главное событие это свадьба сына или дочери.

П. Бюльбюль-Оглы
― У нас к этому подходят очень серьезно.

М. Гусман
― Событие, к которому готовятся. Главное событие может быть жизни в семье.

П. Бюльбюль-Оглы
― Возвращаясь все-таки к делам государственным, мне хотелось бы еще раз подчеркнуть, что это веяние времени.

А. Нарышкин
― Вы про пост вице-президента.

П. Бюльбюль-Оглы
― Да. Пост вице-президентов, определенных реформ. Наверное, у президента задуманы, я так думаю, это чисто мое мнение еще какие-то реформы. Потому что прошло определенное время, вы знаете, что Азербайджан получил свою независимость очень дорогой ценой. Может быть, из всех 15 республик именно Азербайджан имел кровавые события 20 января. Азербайджан имел кровавые события Карабахской войны. В том числе и Ходжалинскую трагедию. Азербайджан заплатил самую дорогую цену за свою независимость и конфликт еще не окончен и сегодня льется кровь и сегодня вдоль линии соприкосновения идут бои. Есть раненые. Есть убитые. И поэтому вы знаете, выстраивание государственной системы это очень сложный и очень длительный процесс. Многое осталось нам в наследство от Советского Союза. 25 лет в жизни государства не такой большой срок. У нас был очень тяжелый период 90-х годов до возвращения общенационального лидера в 1993 году и после его возвращения где-то в Азербайджане ситуация стабилизировалась в 1995-96 годах. Поэтому на наших глазах произошли все события такие разрушительные, я бы сказал. Которые еще свежи в памяти и никто не хочет повторения этих событий. Потому что мы пережили этот хаос, разруху, когда люди просто боялись выйти на улицу. Когда каждый день можно было ожидать какую-то неожиданность, как в самом государстве, так и на фронте. Так просто в такой человеческой городской жизни.

М. Гусман
― Была жуткая уличная преступность.

П. Бюльбюль-Оглы
― То есть нельзя было на улицу выйти. Поверьте, что мы пережили это и поэтому люди очень высоко ценят ту стабильность, которая сегодня есть в Азербайджане. И я вам скажу как человек, имеющий уже троих детей, троих внуков, для меня эта стабильность дорого стоит. И даже можно идти на какие-то может быть временные отступления ради сохранения этой стабильности. Потому что сегодня мы все видим, что происходит и в самых развитых демократических странах. Что происходит на Ближнем Востоке, как воздействуют беженцы на Европу. Какие процессы идут в политических сферах самых развитых стран и так далее. И поэтому на этом фоне в небольшой стране экономическое развитие, стабильность дает возможность развитию государственной системы и политической системы. И поэтому мне кажется, что эти шаги они могут через какое-то время может быть поменяться. Трансформироваться. Они могут быть продолжением каких-то реформ. Понимаете, что я хочу сказать. Что где-то эти молодые государства еще нащупывают свой, ищут свой путь и политического и государственного развития. И на этом пути могут быть и успехи, и ошибки, которые проявятся только со временем. Но сегодня редкое единодушие, поверьте мне, может быть, за исключением непримиримой оппозиции, я просто общаюсь с очень большим кругом людей, как простых людей, так и государственных чиновников. Которые с таким одобрением, с такой надеждой, а некоторые с таким восторгом восприняли назначение Мехрибан ханум на эту высокую должность.

М. Гусман
― Кстати, мне было приятно наблюдать волею своих профессиональных обязанностей, мы делаем мониторинг ежедневной прессы, российской, зарубежной, что и российское общество, если брать медийное отражение в прессе настроение общества…

А. Нарышкин
― Вышли комплиментарные статьи.

М. Гусман
― Не только статьи. Очень много было комментариев, мне кажется совершенно объективных, достаточно разумных, взвешенных и самое главное понимающих это решение и поддерживающих его. На самом деле это конечно внешне выглядящее нестандартно, на самом деле оно только мне кажется, встреченное с таким одобрением, подчеркивает, что люди интересуются процессами в Азербайджане. Люди понимают процессы, там происходящие, люди знают эти процессы.

П. Бюльбюль-Оглы
― И в подтверждение ваших слов надо сказать, что наш уважаемый президент Ильхам Алиев очень мужественный человек. Он человек очень разумный. Очень практичный. Он не мог не предвидеть, какую вызовет реакцию, предположим, как говорил Алексей в том же Интернете или каких-то государствах или Европе. Назначение. Но он пошел на это. Он пошел на это сознательно. И я думаю, что это продуманный шаг. Потому что так сегодня нужно и лучше для государства.

М. Гусман
― Я думаю, что президент опирался не на свои предположения про Интернет, а на точное знание…

П. Бюльбюль-Оглы
― Я об этом и говорю.

М. Гусман
― Позиции своего народа и поддержку народа, которое это решение…

П. Бюльбюль-Оглы
― Безусловно. Но это тоже требует определенной смелости, решительности. Взять удар на себя.

М. Гусман
― Он точно знал, что народ Азербайджана, а это для него главный…

А. Нарышкин
― Я хотел ясность внести, когда я сказал в начале программы про Интернет и мнения, которые я встречал.

М. Гусман
― Я знаю ты большой поклонник этого вида коммуникаций.

А. Нарышкин
― Причем здесь. Между прочим, агентство ТАСС тоже есть в Интернете. Я имел в виду СМИ, которые я смотрел.

М. Гусман
― Сейчас без этого никуда. Одно дело как к этому относиться. Ну ладно, я тебя прощаю.

А. Нарышкин
― Мы говорим про первого вице-президента Азербайджана Мехрибан Алиеву. А какие у нее хобби есть, чем вообще она увлекается.

М. Гусман
― Я не знаю ее хобби как хобби, но знаю, что она гениально умеет делать.

П. Бюльбюль-Оглы
― Готовить.

М. Гусман
― Она идеально готовит.

А. Нарышкин
― Ели?

М. Гусман
― Я расскажу историю. Пусть она прозвучит публично. Я был свидетелем одной совершенно потрясающей сцены. Фантастической сцены. Это был день Азербайджана во время Лондонских олимпийских игр. И я был приглашен на этот праздник дня Азербайджана, он проходил в каком-то отеле. А потом небольшая группа людей была приглашена президентом. Человек может 30-40, в Лондоне тогда был, не знаю, есть ли сейчас ресторан «Баку». На ужин.

А. Нарышкин
― Короче вы в хорошей компании оказались.

М. Гусман
― Во всяком случае, в высшей степени достойных людей. Дело шло к вечеру, уже было достаточно поздно, ужин шел к концу. И вдруг кто-то из сидящих гостей бакинцев сказал, а в Баку есть такое любимое блюдо очень многими. Оно звучит очень просто. Но кто знает…

А. Нарышкин
― Я запишу. Я хочу в Баку съездить.

М. Гусман
― Запиши. Сейчас я по завершении попрошу господина посла, чтобы дал специально, слава богу, без визы можно ехать. Яичница с помидорами. Несложно. Кто-то в шутку: а вот сейчас бы (все были изрядно в хорошем состоянии) вот сейчас бы яичницу с помидорами. А время двенадцатый час ночи. Ну о’кей. И вдруг президент говорит: да, хорошая идея. И вдруг Мехрибан ханум повернулась к президенту: ты на самом деле этого хочешь. Потом обратилась к присутствующим: вы на самом деле этого хотите. Все, да, закивали головами. И она встала и решительным шагом прошла на кухню. На кухню ресторана подчеркиваю. У ресторана достаточно много людей. Думаю, даст какое-то указание, смотрю, проходит 5 минут, 10 минут, а она не возвращается. Я тихо решил, все-таки журналистское любопытно дело серьезное. Я пошел на кухню и увидел картину, когда три повара стоят вокруг нее, она в белом поварском халате…

А. Нарышкин
― Она их за шкирку держит.

М. Гусман
― Огромная сковорода и она сама и с тремя помощниками делает гигантскую яичницу с помидорами в раскаленной совершенно кухне. Ресторанной подчеркиваю, на 30 человек яичницу. Сколько надо было помидор, яиц. Дальше была вообще сцена почти из кинофильма. В процессии впереди шел метрдотель в черном смокинге. Дальше шли три повара, они несли гигантскую сковороду с яичницей. И дальше шла уже Мехрибан ханум, причем самое было поразительное, я говорю, в данном случае не верил тогда своим глазам, что ни секунду не было видно, что она вышла из раскаленной кухни. Она шла, как будто вышла только что подготовленная к светскому рауту. И вот несли эту гигантскую яичницу. Я впервые это произношу вслух, просто, когда я был в Британии, Лондон, всякие в голове монархические летали мысли. Я про себя сказал: королева. Потому что такой был королевский жест пойти в ресторане в чужом городе в чужой стране в таких обстоятельствах, время к полночи и самой взяться за приготовление яичницы с помидорами для 30 своих гостей. Это запомнилось надолго.

П. Бюльбюль-Оглы
― Мне в отличие от Михаила Соломоновича не посчастливилось поесть яичницу с помидорами из рук Мехрибан ханум.

М. Гусман
― Да ты к спорту равнодушен. Ты на олимпийские игры не поехал.

П. Бюльбюль-Оглы
― Но я знаю, что она хорошо готовит. Я знаю, что она хорошо на лыжах катается.

М. Гусман
― Кстати, в Азербайджане появились очень хорошие горнолыжные курорты. Что для меня совершенная новость, буквально пару лет.

П. Бюльбюль-Оглы
― Удивительно, насколько местное население стало ездить на эти курорты. Когда еще только построили, мой большой друг министр культуры и туризма с удивлением просто, суббота-воскресенье туда не попасть. Я знаю, что Ильхам Гейдарович прекрасно катается.

А. Нарышкин
― А это тоже Мехрибан пропагандирует здоровый образ жизни. Эти же лыжи.

П. Бюльбюль-Оглы
― Судя по тому, как она выглядит, она ведет здоровый образ жизни.

М. Гусман
― На самом деле Азербайджан, здесь особенно я могу сказать уверенно, потому что все-таки я уже много лет не живу в Азербайджане. И могу наблюдать со стороны. Пойми, как себя ведет президент, первая леди, чем они увлекаются. Страна небольшая, 9 миллионов населения.

П. Бюльбюль-Оглы
― 10.

М. Гусман
― Уже 10.

А. Нарышкин
― Гусман отстал от жизни.

М. Гусман
― Нет, хорошая рождаемость. И что потрясающе. И когда они смотрят, молодые, подтянутые, но не 25-летние и даже не 30-летние как ты. А все-таки за 50. И президенту и первой леди. И они уверенно катаются на лыжах. И все хотят тоже подтянуться, по-спортивному. Это те примеры, на которые надо равняться. Это на самом деле совсем неплохо, что так.

А. Нарышкин
― Как общается президент страны и его супруга, первая вице-президент. Что это за стиль общения. Насколько Мехрибан может влиять на те решения, которые принимает Ильхам Алиев.

М. Гусман
― Ты знаешь…

А. Нарышкин
― Послу, послу.

М. Гусман
― Он не может. Ты хочешь человека подвести под государственное преступление. Он должен раскрыть, выдать государственные тайны.

А. Нарышкин
― Я смотрю на него, никто не держит его.

М. Гусман — Я
―то человек свободный журналист, что сказал, что сказал. С меня взятки гладки, в лучшем случае меня зарплаты лишат в виде премии.

П. Бюльбюль-Оглы
― Ни семейные данные, ни государственные данные выдавать не собираюсь.

А. Нарышкин
― В лучшем случае вам премия, может быть послу тоже премия.

П. Бюльбюль-Оглы
― Во всяком случае, я могу быть твердо убежденным, зная, кроме семейных отношений…

А. Нарышкин
― Вот когда они приезжают, например, в Москву на переговоры. Бывает же такое.

П. Бюльбюль-Оглы
― Конечно, бывает. Но я хочу сказать, что Ильхам Гейдарович очень самостоятельный человек и на его мнение повлиять, по-моему, очень и очень сложно. Если он в чем-то убежден, а он по природе аналитик, он человек с прекрасным образованием. Человек с несколькими языками, который очень хорошо информирован обо всем, что происходит. И у него аналитический склад ума. И если он приходит к какому-то выводу, то он последовательно проводит в жизнь то, что считает нужным.

М. Гусман
― Я буквально сегодня разговаривал с ректором МГИМО А. В. Торкуновым, академиком, и который очень хорошо знает Ильхама Гейдаровича. Про его жизнь в МГИМО как студента, а потом как преподавателя. Маленькая деталь, очень важная. Просто, зная советские реалии, он окончил МГИМО. Редчайшие были случаи, когда МГИМО своих выпускников приглашало преподавать. Скорее можно было поехать в самую какую ни есть заграницу, но чтобы МГИМО из элитных вузов свого выпускника пригласил стать преподавателем, это говорило только о качестве конкретного выпускника. Потому что там протекции и связи были у всех…

П. Бюльбюль-Оглы
― Он же в советское время защитил диссертацию, причем я слышал интервью тогдашнего…

М. Гусман
― Он диссертацию писал по Британии.

П. Бюльбюль-Оглы
― И руководитель его отговаривал от этой темы. И когда была встреча МГИМОвцев, там было интервью, я его слышал. Или читал, уже не помню. Он сказал, что когда пришел ко мне с этой темой, я пытался его отговорить, что не перспективная тема. Но когда он написал эту диссертацию, блестящее ее защитил, даже ректор, опытнейший дипломат признал, что он был прав.

М. Гусман
― Кстати, Мехрибан ханум была очень хорошим врачом офтальмологом.

А. Нарышкин
― Кстати, я был удивлен, когда у нее в биографии прочитал, что она не просто получила образование, диплом получила, тем более у нее уже была семья. И дальше уехала в Баку. Она действительно работала в московской клинике. Недолго. Четыре или пять лет.

М. Гусман
― Она по сей день списывается. Общается со своими коллегами, врачами московской клиники. С тем, с кем училась, работала.

П. Бюльбюль-Оглы
― Кстати, открыли филиал Сечинки в Баку. Это число заслуга Мехрибан ханум. Это под ее курацией и это замечательно, причем при этом господин президент сказал, что у нас есть свой мединститут, этот остается, он выполняет свои функции. Это альтернативное медицинское образование. Потому что самое главное это здоровье нации, людей. Открыты диагностические центры почти по всей республике. Я не знаю, как в домашнем семейном кругу принимаются решения и что обсуждается. Но, во всяком случае, я знаю, что господин президент, прежде чем принять какое-то решение, он всесторонне обдумывает. А потом уже принимает.

А. Нарышкин
― То есть советуется с ней?

П. Бюльбюль-Оглы
― Не знаю.

М. Гусман
― Я думаю, что да. Полад Бюльбюльевич не может знать, он посол.

А. Нарышкин
― Я стал сравнивать ваши показания.

М. Гусман
― Я уверен, что да.

П. Бюльбюль-Оглы
― Я просто хочу сказать…

М. Гусман
― Я тебе скажу.

А. Нарышкин
― Кто-то один.

М. Гусман
― Он уже сказал, что не знаю.

П. Бюльбюль-Оглы
― А Миша знает.

М. Гусман
― Я не знаю. Я уверен, что знаю. Потому что я понимаю, если у тебя такая умная и исключительно подготовленная супруга, то она и должна быть первым советчиком. Кстати это абсолютно нормально. Естественно и правильно. Да. Другое дело, то, что сказал Полад…

П. Бюльбюль-Оглы
― Не надо забывать, что у президента очень много информации из различных источников.

М. Гусман
― Он может обобщать это все вместе.

П. Бюльбюль-Оглы
― Он естественно обобщает это все вместе и принимает решение.

М. Гусман
― Ты говорил про хобби. Это конечно не хобби, но я хочу вернуться к ее медицинской молодости. У меня такое впечатление складывается, что она по сей день не то что жалеет, но все время память возвращается в свою медицинскую практику. В каком плане. Я наблюдал несколько раз, если она видит, что кто-то на что-то жалуется или прихворнул, то медицинская специальность, она должна быть или человеческой сущностью или она вообще отторгается. Потому что врач не может быть с холодным сердцем. То она сразу включается.

А. Нарышкин
― Помогать другим.

М. Гусман
― В ней это органично. Она врач по своей душе. Она врачеватель может быть даже. Она человек очень душевный. И вот это душевное человеческое врачевание ей органически присуще.

А. Нарышкин
― Я правильно понимаю, что вице-президент становится главой Азербайджана, если с президентом что-то случается.

М. Гусман
― По новой Конституции — да. Но в разных странах по-разному. То, что называется преемственность власти. В Азербайджане одно время было так. Что если что случается с президентом, то во главе власти становится спикер парламента. Потом поменяли, стал глава правительства. Сейчас по новой Конституции первый вице-президент является преемником политической власти в случае, если не дай бог что-то происходит с главой государства. Но это даст бог, надеюсь…

П. Бюльбюль-Оглы
― Очень гипотетично.

М. Гусман
― Теоретический случай.

А. Нарышкин
― А рейтинг замеряли вообще у Мехрибан Алиевой. Насколько она в Азербайджане популярна?

П. Бюльбюль-Оглы
― Я сказал об этом, что очень популярна. И очень любима, я бы даже сказал людьми и со всеми, с кем она общается.

М. Гусман
― Азербайджан страна все-таки восточная. А на востоке, как известно есть очень важные, вот исторически было сто лет назад, приди на азербайджанский базар, поговори с людьми. Ты все услышишь. Сядь в такси, поговори с таксистом, поговори в гостинице и если ты берешь эти суммарные впечатления, то ты поймешь настроения народа.

А. Нарышкин
― Лучше всякого Интернета.

М. Гусман
― А Интернет это в данном случае как раз, как правило, проводник негатива. А вот объективная картина это живое общение с людьми. Так вот, сколько я ни разговаривал с людьми, Мехрибан ханум действительно пользуется очень большой любовью населения. И это было, кстати, думаю главным залогом той уверенности, с которой президент подписал указ о ее назначении.

А. Нарышкин
― Петь она умеет?

П. Бюльбюль-Оглы
― Не слышал.

А. Нарышкин
― Не учили.

М. Гусман
― И я не слышал.

А. Нарышкин
― Ладно, может время еще есть. Научится.

М. Гусман
― Но музыку любит.

А. Нарышкин
― Какую кстати. Классическую? Нет?

П. Бюльбюль-Оглы
― Она на концерты всегда ходит. В театры ходит на спектакли.

А. Нарышкин
― После Евровидения.

М. Гусман
― Я скажу даже деталь, завершая нашу встречу, насколько я знаю она и песни Полада Бюльбюль-оглы тоже любит.

А. Нарышкин
― О, вообще отлично.

П. Бюльбюль-Оглы
― Это сказал Гусман.

А. Нарышкин
― Хорошо. Полад Бюльбюль-оглы, это он сейчас сказал в программе «48 минут». Здесь же Михаил Гусман, первый зам. генерального директора агентства ТАСС. Мы говорили в этом эфире про Мехрибан Алиеву, первого вице-президента Азербайджана. Спасибо.

М. Гусман
― Всего доброго.

П. Бюльбюль-Оглы

Заказать ПТС в Москве через АzerSat!